Протоиерей Димитрий Шишкин – о любви и милости Божией, Пасхальной радости и встрече в канун Радоницы: «ИГОРЬ»

Автор: Админ вкл. . Опубликовано в Статьи летопись

Сколько раз мне приходилось убеждаться в жизни, что любовь Божья изливается безмерно на самых, казалось бы, обычных и незаметных людей, а, иначе говоря, изливается на всех без исключения. Вопрос только в том, готовы ли мы хоть немного приоткрыть своё сердце навстречу этой милующей и спасающей любви?

Помню, было много хлопот по храму, когда появился коренастого вида мужичок с озадаченным, печальным лицом и, назвавшись Николаем, стал просить поехать с ним в реанимацию и причастить тяжко болящего сына.

Поехали. По дороге я узнал, что живёт Николай в Бахчисарайском районе и вот сын его – Игорёк, мальчишка лет семнадцати – упал неудачно с дерева и повредил позвоночник. Теперь уже четыре месяца, как лежит без движения. А на днях предстоит операция и вот – решили причастить его и, если возможно, особоровать...

Игорь лежал на вытяжке худой, измождённый и только глаза его вопрошали о жизни, кажется, едва успевшей начаться... Он отвечал на мои вопросы хотя и тихо, но внятно. Поисповедовался, причастился...

После соборования я рассказал Игорю о святителе Луке, оставил его иконку и попросил молиться... как получится, пусть даже своими словами, но от души. Игорь пообещал...

На обратном пути Николай неожиданно признался: «Батюшка, я никому не говорил, а вам скажу... Сплю я на днях ночью дома и вот – сон, не сон, не пойму – голос такой, глубокий и ясный: «Так и так, - говорит, - Николай. Ты завтра поедешь к сыну в больницу, так вот: с тобой в электричке будет ехать священник – отец Никодим. Попроси его, чтобы он молился за твоего сына...»

Утром идём с женой на вокзал, подходим к перрону, а я как на иголках: - Ну, где я, - думаю, - буду искать этого батюшку. По вагонам, что ли ходить?

Но только зашли, смотрю – точно, - сидит священник в подряснике, с крестом, всё как положено. Рядом жена, детки... Я тут же к нему:

- Батюшка, - говорю, - Вы отец Никодим?

- Нет, - отвечает, - Вы ошиблись. Я священник, но меня зовут отец Виктор, да и знать Вы меня не можете. Я издалека, из Сибири. Отдыхаю сейчас в Севастополе и вот – еду поклониться мощам святителя Луки.

- Вот хорошо, батюшка. Помолитесь за моего тяжко болящего сына Игоря!

- Хорошо, помолюсь...

С тем и расстались. Ночью мне опять слышится голос: «Отец Никодим молится за твоего сына»...

- Вот такая история, батюшка. Ну, я и вас тоже прошу молиться у мощей святителя.

Конечно, я пообещал и молился, как мог за раба Божьего Игоря. Между тем прошло несколько месяцев и вот, однажды Николай появился в храме и сообщил, что сын его Игорь умер...

На меня произвело впечатление не только само событие, но и то, как Николай его перенёс. Не было в его словах ни смятения, ни отчаяния, ни упрёка, только твёрдая убеждённость, что всё в руках Божьих. Он снова попросил молиться за сына, на этот раз – за упокой. И снова я молился, как мог, поминая новопреставленного раба Божьего Игоря...

Прошло около года. Сразу после Пасхи, на Светлой Седмице с мощами и иконой святителя Луки я, по благословению владыки Лазаря, отправился в дальние края – в Красноярск.

Меня сразу закружил водоворот новых впечатлений, событий и встреч. Но всю неделю, во всех переездах и перелётах по громадной епархии меня не оставляло желание побывать в том единственном храме на окраине Красноярска, где служил и проповедовал святитель Лука. Наконец, в самый последний день сибирской командировки мой добрый помощник и гид – отец Николай отвёз меня к небольшой кладбищенской церквушке святителя Николая.

Заходим внутрь. И первое, что меня поразило – чу́дной работы большая икона святителя Луки. Я стоял возле неё, глядел и не мог оторваться. Отец Николай тем временем отлучился куда-то и вот, смотрю – спускается по деревянной лестнице со второго этажа с молодым священником.

- Здравствуйте, - говорю, - вы, наверное, настоятель.

– Нет, - улыбается, - просто священник.

Познакомились. Зовут батюшку отец Виктор (Теплицкий), служит в этом храме.  Когда он узнал, что я из Крыма, то оживился:

- А я, вот, тоже год назад сподобился в Крыму побывать. Мы тогда с женой в Севастополе отдыхали и вот - поехали на один день поклониться мощам святителя Луки в Симферополь. Со мной ещё в электричке такой случай произошёл... странный. Подходит ко мне мужичок – Николай – растерянный такой, взволнованный и просит молиться за его болящего сына Игоря. Так он мне почему-то запомнился, не знаю...

И что интересно – я в Симферополе успел между двумя литургиями молебен святителю отслужить! Да... Вот так и молюсь до сих пор. Интересно всё-таки – что с тем мальчишкой?.. Наверное, уже никогда и не узнаю...

Ну, что сказать?.. В такие моменты понимаешь, что Христос воистину «посреди нас»!..

- Почему же не узнаете, батюшка, - отвечаю я, - «не возможное человекам возможно Богу»! Молитесь об упокоении раба Божьего Игоря...

Но, всё-таки почему отец Никодим? – пытались мы разобраться чуть позже. Может быть, батюшка, это ваше имя в будущем постриге? Не знаю, - улыбнулся отец Виктор. – Всё может быть. Всё...

Позже я подумал вот о чем: Виктор - это по-латински «победитель», а Никодим, по-гречески - «победитель народа». Близкие по смыслу имена, правда? Вот так и отец Виктор, милостью Божией, своим служением, проповедью, даром слова «побеждает» людей, то есть помогает им стать другими, лучшими, приблизиться к Богу. Как и Господь говорил Своим ученикам: «Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4, 19)...

Вот такая встреча произошла в моей жизни по милости Божьей, молитвами святителя Луки. Остаётся только добавить, что произошла она в самый канун Радоницы и на следующий день мы с отцом Виктором молились о рабе Божьем Игоре, с особенной ясностью чувствуя, что все мы живы в той единой Пасхальной радости, которую по неизреченной любви даровал нам Воскресший Господь!..

Май 2006 года