ПРОТОИЕРЕЙ ДИМИТРИЙ ШИШКИН. О НЕСЕНИИ КРЕСТА

Автор: Админ вкл. . Опубликовано в Статьи летопись

Два дня назад, то есть в неделю Крестопоклонную, во всех храмах звучали слова Господа: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». (Мк. 8, 34). Чтобы правильно понять смысл этих слов, надо вспомнить в каких обстоятельствах они были сказаны.

Перед входом в Иерусалим апостол Петр стал отговаривать Христа от грядущих страданий примерно так: Учитель, зачем?.. да не будет этого с Тобой!.. ведь всё только начало как-то мало-мальски устраиваться… Ты учишь, мы учимся… народ за нами ходит, слава, почет, уважение… да и просто стабильность какая-то, устроенность житейская, доступная пониманию… и вдруг – какие-то страдания, смерть, катастрофа… зачем это всё, Учитель, да не будет этого с Тобой?! Мы Тебя так любим, не лишай нас Твоего общения, не покидай, будь с нами здесь, на земле подольше…

Звучит логично, правда ведь? И человечно… а по нынешним понятиям так прямо-таки «по-христиански».

Но вот, Господь обернулся к Петру и гневно сказал: «Отойди от меня, сатана»! Вы слышите, что Господь сказал тому, кого недавно называл основанием Церкви?! «Отойди от меня сатана, потому, что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мк. 8, 33). В этот момент в апостоле проявилось в полной мере то, чем живёт современный «свободный» мир. И дальше Господь говорит, как будто прямо о Западной цивилизации, о главном в ней: «Кто хочет душу свою сберечь, - говорит Господь, - тот потеряет ее». То есть тот, кто захочет прилепиться к земле, к земной жизни с ее удобствами, наслаждениями, достатком, комфортом, властью, тот душу свою погубит.

Главная трагедия этого мира заключается в противлении человека Божественной воле, которая только и есть благо в полном смысле этого слова. Грехопадение человека, обрекшее мир на страдание и смерть, именно и началось с противления свободной человеческой воли воле Божественной. Вот как об этом говорит, например, святитель Иустин (Попович):

«Человек - это самое важное существо после Бога во всех видимых мирах. Выдумав грех, и через него зло, человек вовлек во все существа смерть, и хаос - в материальный мир. Повлек за собой в хаос всю природу».

И самое трагическое заблуждение человека – это мысль, что счастье возможно без Бога. Неправильное понимание свободы, упрямое стояние в «собственной воле» даже если она противна воле Божией – это и есть причина подлинной смерти, то есть отлучения человека от Бога, и как следствие его – страданий, скорбей и смерти телесной.

Иисус Христос преодолел это трагическое противостояние, соединив в Своем лице свободную человеческую волю с волей Божественной. При этом воля Бога Отца заключалась, конечно, не в том, чтобы Христос в страшных муках умер на кресте, но в том, чтобы Он преобразил человеческое естество, восстановил утраченное единство человека с Богом. Это невозможно было осуществить иначе, как испытав на себе всю полноту последствий отпадения человека от Бога, вплоть до самого страшного - переживания Богооставленности. Но притом Христос, как «новый Адам» сохранил непоколебимую верность Богу.

С одной стороны, страдание и смерть Христа обнажили крайнее противоречие Божественной и человеческой воли, показали, до какого безумия дошло человечество в своем падении; но с другой - Иисус стал первым человеком, неоскверненным от мира, то есть непричастным греху и прежде всего греху болезненной гордости. И к согласию с Божественной волей Его привела не слепая покорность, а любовь. Эта любовь, жертвующая собой ради Бога и ради нас – «человеков», победила смерть, потому, что смерть и была последствием человеческой непокорности.

Когда мы говорим о необходимости отвергнуть себя и взять крест, мы говорим о необходимости отречься греха и приобщиться святости Бога. Но святость противна этому миру, который «лежит во зле», вот почему этот выбор предполагает неизбежный конфликт и скорби.

«Несение своего креста» - это всякое страдание за правду в этом неправедном мире. Но само слово «правда» должно пониматься правильно, потому что и правда бывает душевная, человеческая. Можно быть яростным правдолюбцем, начетчиком и ригористом, но при том быть обнаженным от правды Божьей. Эта действительная правда заключается в жертвенной любви, без которой, по слову апостола Павла, все наши дела – «медь звенящая или кимвал звучащий», то есть, говоря простым языком, — ничто.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит о том, что крест христианина состоит из двух брусьев – добровольных и невольных скорбей.

Добровольные скорби – это и есть сознательное обуздание плоти ради Христа, а невольные – то, что выпадает нам в силу естественных обстоятельств жизни.

По-житейски рассуждая, первый человек, оказавшийся в раю – разбойник, распятый с Христом, — страдал совсем не за правду. Он страдал за свои грехи. Но что же сделало этого грешника причастным святости? Вера в Бога, покаяние и смиренное терпение заслуженных мук. Вот такое расположение души более приличествует и нам, в большинстве своем утратившим понятие о подлинной праведности. Терпеливое перенесение находящих скорбей, покаяние и «распятие» себя для греховной жизни – вот наш крест, крест кающегося разбойника, терпящего за прежние грехи очистительные страдания.

Разбойник в сердце своем отверг мнение падшего мира о Христе, прозрев в распятом человеке Спасителя. И тогда «безвольные» страдания на кресте стали для кающегося грешника поступком жертвенной любви.

Сознательно распиная себя греху, а также смиренно перенося ради Христа прилучающиеся страдания, мы несем «свой крест» в каких бы обстоятельствах ни находились. И только тогда мы можем надеяться на исполнение в нашей жизни слов апостола Павла:

«Если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем» (2.Тим. 2, 11-12).

Иллюстрация к статье - Спас на Крови, «Несение креста» мозаика по оригиналу В.М. Васнецова