Анонс

Пресс-служба Крымской митрополии

     КОНТАКТЫ:

Портал Православие.Ru представляет читателям отдельные главы новой книги митрополита Тихона «Гибель империи. Российский урок». «Фабрики — рабочим!»

вкл. . Опубликовано в Статьи

Весной 2021 года телеканал «Россия 24» показал 18-серийный документальный фильм митрополита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Российский урок». Фильм, посвященный революционным событиям Февраля 1917 года, оказался настолько актуальным в наше непростое время, что, учитывая многочисленные просьбы читателей, автор подготовил одноименную книгу, которая выйдет в свет в конце этого года в издательстве «Вольный Странник».

Портал Православие.Ru представляет читателям отдельные главы новой книги митрополита Симферопольского и Крымского Тихона «Гибель империи. Российский урок».

«Фабрики — рабочим!»

Естественно, фабрики рабочим не принадлежали. Как не будут принадлежать и после Февраля, и при советской власти, и в наши благословенные времена. Если отбросить демагогию, то фабриками и заводами в царской России, как и в других странах, владели либо предприниматели, либо государственные структуры. Но означает ли этот факт, что рабочие прозябали в нищете и бесправии?

Как было известно всем советским школьникам (не знаю, что сейчас), революции происходят, когда налицо «обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов»[1]. Угнетенные классы, по Ленину, — это рабочие и крестьяне. Давайте познакомимся с положением дел в семействе одного такого «угнетенного» петроградского рабочего, нужды и бедствия которого к февралю 1917 года превзошли все возможные пределы.

А.Н.Косыгин

Это семья Николая Ильича Косыгина — отца Алексея Николаевича Косыгина, выдающегося государственного деятеля Советского Союза, председателя Совета министров СССР. В конце 1960-х А. Н. Косыгин должен был выступать с докладом на очередном съезде партии. В идеологическом отделе ЦК КПСС Косыгину подготовили тезисы. Из них Алексей Николаевич с изумлением узнал, что советский рабочий сегодня живет в 8 раз лучше, чем рабочий в Российской империи в 1913-м году.

Дом, в котором жила семья Косыгина

По воспоминаниям близких, А. Н. Косыгин был, мягко говоря, удивлен. В семейном архиве хранилась расчетная книжка отца, токаря на петроградском заводе № 1 акционерного общества «Г.А.Лесснер». Что же в ней было зафиксировано?

«За январь 1917 года токарь Н.И. Косыгин заработал 146 рублей. За февраль — 190 рублей. За март — 171 рубль».

Дальше в табеле идут суммы свыше 300 и даже 400 рублей, правда, они относятся уже к периоду инфляции послереволюционного времени.

Как же можно было существовать в Петрограде перед революцией на такие деньги? Семья Косыгиных жила только на зарплату отца, мать не работала. Они занимали трехкомнатную квартиру на Большой Вульфовой улице на Петроградской стороне (ныне улица Чапаева), очень неплохой район, дом — сами оцените по фотографии. Детям дали отличное образование. У Косыгиных была прислуга. Хотя семья токаря не шиковала, но жилище было обставлено добротной мебелью. Косыгины могли позволить себе качественное питание, хорошую одежду, обувь. А по воскресеньям всей семьей ходили в театр.

Глава советского правительства заявил домашним, что ему, Алексею Николаевичу Косыгину, недостает воображения, чтобы представить себе советского рабочего, зарабатывающего в 1970-м году в 8 раз больше, чем его отец в дореволюционном 1913-м[2]. Разумеется, предложенный идеологическим отделом ЦК бред Косыгин вставлять в свой доклад не стал.

(На фото семья токаря завода «Г.А.Лесснер» Николая Ильича Косыгина. Сын Алексей справа).

Но это в столице. А что же в провинции?

Вот пример семьи еще одного известного дореволюционного рабочего царской России — Никиты Сергеевича Хрущева. В воспоминаниях, изданных в постсоветское время, Н. С. Хрущев сообщал:

«В том районе Донбасса, где я трудился (слесарем на шахте в Юзовке. — м. Т.), до революции жили лучше, даже значительно лучше. Например, в 1913-м году я лично был обеспечен материально лучше, чем в 1932-м году, когда работал вторым секретарем Московского комитета партии»[3].

Н.С. Хрущев с женой

Никита Сергеевич нередко предавался подобным светлым воспоминаниям. Рассказывают, что в 1959-м году он был с визитом в Соединенных Штатах Америки. В Голливуде, на киностудии «20 век Фокс», устроили ланч в его честь. Видимо, прием был весьма радушным, потому что Никита Сергеевич вдруг выдал следующее ошеломительное откровение:

«Я женился в 1914-м году, двадцати лет от роду. Поскольку у меня была хорошая профессия (слесарь), я смог сразу же снять квартиру. В ней были гостиная, кухня, спальня, столовая. Прошли годы после революции, и мне больно думать, что я, рабочий, жил при капитализме гораздо лучше, чем живут рабочие при советской власти. Как слесарь, в Донбассе до революции я зарабатывал 40–45 рублей в месяц. Черный хлеб стоил 2 копейки фунт (400 граммов), а белый — 5 копеек. Сало шло по 22 копейки за фунт. Яйцо — копейка за штуку. Хорошие сапоги стоили 6, от силы 7 рублей. А после революции заработки понизились, и даже очень; цены же сильно поднялись»[4].

(На фото визит Н.С.Хрущева в США, 1959 г.).

Судя по всему, так это и было, поскольку в опубликованных воспоминаниях Н. С. Хрущева эта тирада повторена почти буквально[5].

Жила на Москве в середине прошлого века народная артистка СССР Александра Александровна Яблочкина. Играла она на сцене Малого театра около 70 лет, а родилась за полвека до революции. После того как в 1961-м году на XXII съезде партии только что помянутый нами Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев заявил: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» — на одной из встреч со зрителями пионеры спросили великую актрису:

«Товарищ Яблочкина, ведь скоро наступит коммунизм! Расскажите, какая при нем будет жизнь?» — «Дорогие детки, — отвечала великая старуха, — жить будет очень хорошо! Всего будет вдоволь — как при Царе»[6].

Как бы то ни было, можно без всякого преувеличения утверждать, что примерно с конца нулевых годов XX века уровень жизни рабочих в Российской империи был таким, о каком приходилось только мечтать долгие последующие десятилетия.

Безусловно, не стоит впадать в идеализацию предреволюционной эпохи. Еще в самом начале XX века положение немалой части рабочих было объективно тяжелым. Но после бурных революционных событий 1905 года, перепугавших и правительство, и предпринимателей, после продуманных и действенных реформ, предпринятых властью, ситуация с каждым годом разительно улучшалась.

Самодеятельный оркестр Саткинского завода. 1902 г.

В 1901-м году в России появились профсоюзы, а в 1906-м Император Николай II утвердил «Временные правила о профессиональных обществах». В 1912-м году было введено обязательное страхование рабочих от болезней и несчастных случаев. Это произошло раньше, чем в Англии и Соединенных Штатах Америки. Уже к 1913 году бараки для проживания рабочих в целом ушли в прошлое. Точнее, в будущее: бараки снова вырастут в советских городах и рабочих поселках.

А по ситуации на первый послереволюционный 1918 год рабочие жили:

- на предпринимательских квартирах (т.е. предоставленных работодателем, чаще всего бесплатно) — 23,8%;

- в своем доме или в доме своей семьи — 30,4%;

- в бесплатных квартирах — 7,5%;

- на съемных квартирах — 38,3%[7].

Митрополит Симферопольский и Крымский Тихон (Шевкунов)

28 ноября 2023 г.

 

[1] Андриянов В. И. Косыгин. — М.: Молодая гвардия, 2004. (Жизнь замечательных людей). — С. 12–13.

[2] Хрущев Н. С. Воспоминания: Время. Люди. Власть. — М.: Вече, 2016. — Кн. 2. — С. 479–480.

[3] Романов Б. С. Николай II и Россия до 1917 года. Правда и мифы. — URL: https://www.rulit.me/books/nikolaj-ii-i-rossiya-do-1917-goda-read-494551–4.html

[4] Указ. соч. С. 692, 667.

[5] Это, конечно, театральная байка. Но основана она на реальном событии: «Где-то в середине 1950-х годов Борис Покровский присутствовал при разговоре актрисы с журналистом французской газеты ‟Фигароˮ.

— Александра Александровна, скажите, вы родились до революции?

— Я родилась в 1866-м году.

— Вы Царя видели?

— Голубчик, я видела трех Царей. Я присутствовала при коронации Александра Третьего и Николая Второго. Мой папа был режиссером Александринки, и он ставил всю эту коронацию.

— А хорошо было жить при Николае Втором?

— Чудесно, замечательно.

— А зачем же тогда сделали революцию?

— Это другой вопрос. Это потому что хотели равенства и братства.

— Вы жили при монархии, а как называется строй, при котором вы сейчас живете?

Она посмотрела на Бориса Михайловича и спросила:

— Ну, как это называется? Он ответил:

— Социализм.

— Ну, конечно, именно это я и хотела сказать.

— Но это хороший строй? — продолжает журналист.

— Это замечательный строй.

— А Никита Сергеевич пару дней назад на съезде сказал, что нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме.

— Ну, и что?

— А зачем же, если так хорошо жить при социализме, строить коммунизм?

— Ой, французы, как с вами трудно, какие вы бестолковые. При социализме очень хорошо, а при коммунизме будет еще лучше.

— А куда же еще лучше, если очень хорошо?

— Ну, как вам объяснить, чтобы вы поняли? При коммунизме будет почти как при Николае Втором». (Цит. по: Овсянникова Ассоль. Мы их хорошо знали. Вспоминая Александру Яблочкину и Бориса Покровского // Страстной бульвар, 10. № 4–194, 2016).

[6] Кирьянов Ю. И. Жизненный уровень рабочих России(конец XIX — начало XX в.). — М., 1979.

[7] Кембриджская экономическая история Европы Нового и Новейшего времен / Под ред. С. Бродберри, К. О'Рурка. T. 2. M., 2013. — C. 57.

 

 

 

 

 

 

ЕПАРХИАЛЬНЫЙ МАГАЗИН
православная литература, церковная утварь, облачения и пр. 
9:00 - 16:00

 Республика Крым, 295011, г. Симферополь,

ул. Героев Аджимушкая, 9/11

 

Яндекс.Метрика