руководитель епархиального отдела культуры

Людмила Александровна Ясельская. 

 

 

 E-mail: milaflor20@mail.ru

Духовные откровения Феофана Грека: к 700-летию ухода в вечность великого живописца.

 Автором Статьи  является  А.В.Ишин,  доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Таврической академии КФУ им. В.И. Вернадского, и.о. заведующий кафедрой социально-гуманитарных дисциплин Таврической духовной семинарии.

 

Среди знаковых юбилеев уходящего года: 1000-летия преставления святого равноапостольного князя Владимира, 70-летия победы нашего народа в Великой Отечественной войне, 95-летия окончания Гражданской войны, 200-летия со Дня Рождения святителя Гурия Таврического, 150-летия его уникального перевода Евангелия на китайский язык, невозможно обойти вниманием еще один великий юбилей, также неразрывно связанный с Крымской землей. Это 700-летие ухода в вечность одного из величайших живописцев в мировой истории, основоположника классической русской иконописной школы Феофана Грека. 

О Феофане (1330-е – ок. 1415), прибывшем на Русь из Византии и потому прозванном Греком, замечательный древнерусский писатель Епифаний Премудрый, автор «Житий» Сергия Радонежского и Стефана Пермского, отзывался как о «преславном мудреце» и «отменном живописце». Расцвет творчества этого иконописца пришелся на драматическую, судьбоносную для средневекового русского государства эпоху, когда Русь вела ожесточенную борьбу за независимость с ханами Золотой Орды. Возрождалась православная духовность, медленно и трудно преодолевалось тяжелое наследие внутренних нестроений и междоусобиц, шел напряженный и подчас мучительный поиск путей дальнейшего развития общества и государственности. Это была эпоха Сергия Радонежского и Дмитрия Донского… Как никогда остро ощущалась потребность в пробуждении духовных сил народа, в его единении на основе высоких духовно-нравственных ценностей и идеалов.

Глубоко символично, что Феофан расписывал церкви в только в самой Византии, но и в Крыму, а именно в Кафе (Феодосии), откуда, очевидно, и пришел в древнерусский Новгород. Очевидно, Крым, имеющий давние традиции православного подвижничества, произвел на живописца неизгладимое впечатление.

Роспись в 1378 г. одного из главных новгородских храмов – церкви Спаса Преображения на Ильине улице – стала первой работой Феофана Грека на Руси.

Фрески с монументальными изображениями Христа-Судии, Серафимов, ветхозаветных и новозаветных праведников, православных подвижников – пустынника Макария Египетского (Великого), слолпников:  Давида, Даниила, Симеона Младшего Дивногорца, Симеона Старшего, Алипия, а также других святых являются вполне самодостаточными с точки зрения художественной ценности творениями. Вместе с тем, они образуют единый, целостный и гармоничный композиционный ансамбль.

Вообще, феномен столпничества, которое, безусловно, относится к величайшим и наиболее многотрудным монашеским подвигам, занимает совершенно исключительное место в живописи Феофана. Представляется, что это обусловлено глубоко аскетическим мироощущением мастера, непрестанным горением его духа, жаждой преображения (показательно в этом смысле само название расписанного им новгородского храма). По нашему убеждению, столпничество осмысляется Феофаном как зримый образ восхождения человека к Богу.

Здесь представляется возможным высказать гипотезу, что в творчестве Феофана идея столпничества могла быть актуализирована его пребыванием в Крыму, где многие столетия существовала традиция жительства в удаленных от мира горных пещерных монастырях, что было сродни жительству на столпах.

Исполненные духовного порыва, драматизма и экспрессии, могучие образы Феофана глубоко индивидуальны. Они лишены внешней умиротворенности, но при этом исполнены суровой простоты и подлинного  величия духа. Лики подвижников несут на себе печать титанической духовной борьбы, постижения сокровенных тайн бытия, соприкосновения «мирам иным». В новгородском фресковом ансамбле выдающийся иконописец гениально воплотил и утвердил учение византийских Богословов о божественных энергиях, пронизывающих все сущее и преображающих человека. Не случайно, что в Житии одного из изображенных Феофаном Греком столпников – Алипия говорится, что его при жизни озарял Божественный свет. Святой вместе с башней-столпом, на которой он провел 53 года, как бы превращался в огненный столб, устремленный к небесам.

Каждая композиция Феофана буквально насыщена яркими цветовыми бликами, «движками». Вследствие этого складывается впечатление, что его образы насквозь пронизаны «нетварным светом».

Особо следует подчеркнуть, что Феофан Грек едва ли не впервые в мировом изобразительном искусстве с необычайной художественной убедительностью воплотил в своем фресковом ансамбле образ Единого Бога – Троицы, поражающей воображение надбытийной гармонией и недосягаемым духовным совершенством. «Троица» Феофана – это зримый образ Творца Вселенной, Победителя мирового зла и нелицеприятного Судии, каждое мгновение призывающего человека к борьбе с грехом…  

Несомненно, что Феофан Грек опирался не только на византийскую, но также и на древнерусскую иконописную традицию. Н.А. Дмитриева справедливо замечает, что «искусство Новгорода и Пскова было мужественным, простым, великолепным в своей простоте и цельности… Приехав в Новгород, Феофан обратился к изучению уже сложившейся там художественной традиции, он проник в дух фресок Нередицы, Старой Ладоги, Снетогорского монастыря, и его собственные росписи в церкви Спаса на Ильине в известной мере эту традицию развивают, хотя очень по-новому и по-своему».

Манеру письма Феофана Грека следует признать смелой и свободной, поистине открывающей новые горизонты в иконописном искусстве. Изумленные современники отмечали: «Когда он все это изображал или писал, никто не видел, чтобы он когда-либо взирал на образцы, как это делают некоторые наши иконописцы… Он же, казалось, руками пишет роспись, а сам беспрестанно ходит, беседует с приходящими и умом обдумывает высокое и мудрое, чувственными же очами разумными разумную видит доброту».

Пожалуй, в истории мировой живописи есть только один художник, который мог бы сравниться с Феофаном в монументальной выразительности образов. Речь идет о выдающемся мастере итальянского Возрождения Микеланджело Буонарроти (1475-1564). Но тут немаловажно отметить, что живописи Микеланджело свойственна устремленность во внешнее, земное измерение Бытия. Образы же Феофана исполнены неизмеримо глубокой внутренней, сакральной, поистине фаворской духовной силы.

Новый этап творчества Феофана Грека связан с Москвой, где выходец из Византии оказал колоссальное воздействие на развитие тут иконописной традиции, в частности, на светлую, гармоничную, возвышенно-умиротворенную, также зримо выходящую за грань обыденности и обыденного восприятия, живопись преподобного Андрея Рублева – своего гениального ученика и сподвижника.

 

Ишин Андрей Вячеславович

Доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Таврической академии КФУ им. В.И. Вернадского, и.о. заведующего кафедрой социально-гуманитарных дисциплин Таврической духовной семинарии

 

ЕПАРХИАЛЬНЫЙ МАГАЗИН
православная литература
церковная утварь
облачения и пр.
9:00 - 17:00
Свято-Никольский храм

БИБЛИОТЕКА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
9:00 - 16:00
выходные пн.вт.
Симферополь,
ул. Александра Невского, 19

 

Яндекс.Метрика