Лекарства от смерти семьи

Автор: Админ -- . -- СчастлиВы вместе

Предлагаем вниманию читателей сайта статью Юлии Комаровой, постоянного автора журналов Севастопольского благочиния "Херсонесский вестник" и "Светлячок"/

 

Часто говорят о том, что ссоры – это признак болезни семьи, и они приближают её умирание. А я думаю иначе: я уверена, что ссоры в семье – это и есть показатель жизнеспособности «организма». Почему-то у меня вызывают недоверие признания людей, проживших вместе н-ное количество лет: «Мы никогда не ссоримся! Мы живём душа в душу». По-моему, это какое-то ангельское состояние должно быть, чтобы не предъявлять друг другу претензии и не спорить с человеком, который всё время крутится у тебя на глазах и обязательно делает что-то раздражающее.

Или же они обманывают сами себя и окружающих, равнодушие считая достоинством и гарантом семейного счастья? По-моему, если тебя ничто не возмущает в человеке и тебе всё равно, что он делает, чем занимается, то ты просто относишься к нему, как к чужому. Ну, вспомните: «не холоден и не горяч»! Сам Господь предостерегает от этого теплохладного состояния.

 

Опыт вхождения и выхождения из ссоры

 

Мы прожили с мужем почти четверть века, и что, меня перестала раздражать его неаккуратность? Или я полюбила его привычку стричь бороду в тот момент, когда мы опаздываем на какое-то мероприятие, и я пытаюсь одеть детей поскорее? А как можно привыкнуть к тому, что исключительно после генеральной уборки он вдруг начинает ремонтировать какой-нибудь «важный» прибор и приводит кухню или гостиную в полный беспорядок? Вы скажете: какие мелочи! А для меня лично семейная жизнь и состоит в основном из этих мелочей.

Ещё на заре нашей семейной жизни я прочитала умную мысль: чем пытаться изменить мужа, не легче ли изменить своё отношение к его привычкам? Действительно, легче. Но и это тоже труд! Теперь я смотрю на все его причуды с долей иронии и пишу весёлые рассказы на тему семейной жизни. Но время от времени мне необходимо выплеснуть все свои эмоции, так сказать. Удивительно то, что любимый муж всякий раз поражается моему возмущению. Его реакция неизменна: «А что здесь такого?» И это искреннее недоумение смешит меня больше, чем раздражает. И вот когда я улыбаюсь хоть краешком губ, муж понимает: он прощён. Но прежде, чем мы достигли такого внутреннего «всепрощения», были всё-таки выяснения отношений.

А как тяжело мне было ссориться впервые! Ведь я была воспитана на книгах о романтической любви, о галантных кавалерах и томных дамах, на прекрасных стихах о высоких чувствах, а тут такооое! «Всё, – думала бедная юная я, – это конец! Теперь мы разведёмся! Он сказал это таки-и-им тоном! Он кричал на меня!»

Я не могла заснуть всю ночь, прорыдала подушку насквозь, я готовилась к утреннему роковому объяснению, а любимый муж, спокойно проспав до утра, рассеянно поцеловал меня в зарёванную щёку и удивлённо поинтересовался: «Что, плохой сон приснился?» Оказывается, он и не помнил, что вчера мне наговорил! Кстати, меня и это сперва возмущало, а не умиляло. Но годы шли, мы набирались опыта, ссорились, мирились, и все вчерашние обиды казались глупыми и нестоящими. К слову, я даже научилась засыпать сном праведника сразу после выяснения отношений.

И поэтому я совершенно уверена, что ссоры спасают семью от смерти. Все мы разные: для кого-то норма – итальянский скандал с битьём посуды и дикими криками, а для кого-то – одно слово, сказанное суровым тоном. Тут оговорюсь: я вообще-то действительно сторонник мирного пути разрешения конфликтов и стараюсь, по возможности, не повышать голос и т.п., и в душе я не скандалистка. Но со временем я убедилась, что до моего любимого мужа намёк просто «не доходит»: пока я не выскажу всё самым прямым текстом, он не понимает, в чём суть проблемы. Никаких умолчаний! И нет здесь рецептов: «принимать» ссоры раз в неделю или раз в месяц. Тут всё сугубо индивидуально.

 

Кому первым просить прощения?

 

Важно понять ещё такой момент: ложное смирение тоже вредно и для души, и для тела семьи (если уж мы говорим о том, что семья – это живой организм). Молчать, терпеть и накапливать в себе обиды и несогласия – это, на мой взгляд, очень вредная привычка, и она никак не относится к истинному смирению, когда ты искренне считаешь себя ниже и хуже всех окружающих. Можно промолчать раз, другой, но если в душе с каждой новой обидой растёт всё большее раздражение и неприятие, лучше поделиться своими чувствами с мужем. И самый верный путь – не обвинять его, а объяснять: «Мне очень неприятно, когда ты так поступаешь. Я чувствую себя униженной (обиженной, оскорблённой и т.п.)». Вы будете поражены, но скорее всего ваш муж искренне удивится: он ведь совсем не хотел вас обижать.

И вот ещё важный момент. Очень часто мы, женщины, считая себя во всём правыми, ждём от мужа обязательных слов прощения. Конечно, приятно и даже красиво: коленопреклонённый поверженный соперник. Но разве он мне враг?! И его унижение будет мне так уж приятно? А мужья обычно стыдятся делать первый шаг, что бы там ни говорили в рыцарских романах. Может, это особенность исключительно русских? Не знаю, не изучала вопрос так глубоко. Но зато я нашла выход из этой ситуации: я подхожу к мужу первая и прошу прощения, и тогда ему ничего не остаётся, как признать, что и он тоже был не прав.

Так просто, да! Я не очень смиренна на самом деле, потому что первое время я буквально перешагивала через своё самолюбие и натурально топталась по своей гордости. С годами нам уже и не нужны эти уловки: взаимная улыбка, и мы уже всё забыли. Но сделать это привычкой я вам очень советую. Вообще с примирением лучше не затягивать. Вы же помните Евангельское – чтобы солнце не село до вашего примирения.

 

Как не допустить смерти семьи

 

Одно только могу добавить: ссоры полезны ровно до той минуты, с которой после выяснения отношений перестанет наступать мир и покой в семье. Вот это, по-моему, как раз и есть симптом болезни. Если вы высказали свои претензии, а муж обиделся и не желает с вами разговаривать неделю (или еще хуже – месяц), или он просит прощения, а вы не хотите прощать – вот это и есть болезнь. Любая ссора хороша только в рамках известной пословицы: «Милые бранятся – только тешатся». Если люди становятся не милы друг другу, отдаляются и перестают понимать взаимные претензии, вот это и кажется мне началом конца.

И здесь речь начинает идти о разводе – это и есть настоящая смерть семьи. В моем окружении огромное количество браков – и молодых, и старых, и «вторых», и «третьих», и счастливых, и не очень. И каждая семья рано или поздно проходила через это испытание (иной раз и не однажды). Да, даже в самой «правильной» семье наступает порой момент, когда кажется, что больше терпеть невозможно. Единственное, что может спасти в такой страшной болезни – это взаимное (обязательно – взаимное!) желание сохранить любовь и, если надо, взрастить её по-новому из маленького отросточка, из едва живого корешка.

Бывает, оба стремятся сохранить если не любовь, то семью. И вот здесь лежит тот самый подводный камень, который нам не видно, но плыть «семейной лодке» мешает: сохранить семью, не сохранив любви, практически нельзя. Рано или поздно брак без любви потерпит крушение. Либо это будет уже не брак, а одна видимость хороших отношений, когда двое живут в одной квартире, как в общежитии – без взаимных претензий и обид друг ко другу, но и без взаимного интереса: едят в разных местах, ездят в отпуск по-отдельности, имеют каждый своих друзей. Это удобно, кто спорит, но зачем называть это семьёй?

 

Удержать любовь любыми путями

 

Получается, что, всеми правдами и неправдами, нам нужно удержать любовь, увидеть её в обыденных вещах, быть может, даже намеренно обманываясь на этот счёт. По идее обман – это плохо, это противоречит христианскому взгляду на мир и не всегда все средства хороши. Но батюшки все как один говорят в таких случаях: «Сохраняй брак!»

И вот не вижу я другого выхода из этой ситуации, как только заставить себя поверить в то, что любовь жива. Поначалу именно заставить, буквально насильно искать положительное там, где его не так уж много, стараться видеть всё через увеличительное стекло любви. Кстати, очень полезно попробовать воскресить первые дни и месяцы после знакомства, самую первую встречу – зарождение любви. Мне лично очень помогло в такой период воспоминание о наших первых чувствах, которое я честно и прилежно записала (и регулярно перечитываю в трудные минуты).

Привычка и повседневность стирают остроту ощущений и яркость красок: все удивительные черты, которые в муже мне кажутся обычными, когда-то поразили своей новизной и уникальностью. То, что сейчас я зову равнодушием, тогда звалось умиротворённостью. Лень? Тогда это казалось парением в высших сферах. Неряшливость? Да нет, просто пренебрежение к быту. Эгоизм? Что вы! Отрешённость! Давайте просто назовём всё другими – красивыми именами!

 

Взглянуть и на себя глазами мужа

 

Идеальность мужа очень потускнела с годами – увы! Поэтому и необходимо воссстановить свой взгляд на любимого, протереть, так сказать, свои розовые очки.

Конечно, со временем они станут вам уже не нужны: вы будете видеть мужа таким, какой он есть, но при этом перестанете так страдать от его несовершенства. Ну, разве что совсем чуть-чуть. Главное, понять: не достался мне принц в этой жизни, не получилось. Да, не галантный, да, не рыцарь. Зато он сильный и мужественный! Мне кажется, беда наша женская в том, что мы ждём какого-то идеального неземного (практически ангельского) спутника жизни. И если мы верим в Бога, то знаем, что такой спутник у нас уже есть – наш Ангел-Хранитель. Так зачем же нам ещё один?!

А ещё мне помогает такое простое средство: взглянуть и на себя глазами мужа. Да, ему повезло со мной, но так ли уж сильно? Моя патологическая чистоплотность должна сильно раздражать человека, который не придаёт значения мелочам и занят по-настоящему серьёзным делом.

Моя ревность к его матери и стойкое неприятие её образа жизни тоже не может вызывать у него сочувствия.

Моё вечное стремление услышать подтверждение его чувств должно быть откровенно неприятно ему, как человеку немногословному: «Ну сколько можно говорить? Люблю, конечно!» А уж эта вечная «нагрузка» и возня с детьми мал-мала-меньше, воспитательные «моменты» (кто их только придумал!!!) и ночные подъёмы по тревоге, как и регулярные поездки в травмпункт – это вообще непереносимо для нормального человека. Но он же терпит! (Здесь, кстати, не надо себя накручивать и добавлять: я тоже терплю!)

И вот тогда мы ясно поймём, что оба мы – не подарочные издания любовного романа. У обоих имеются крупные и мелкие недостатки, на которых лучше вообще не зацикливаться, а принять это как данность – как мы принимаем особенности своей фигуры: да, не 90-60-90, ну и что? И тут самое время вспомнить заповедь о любви к ближнему – нам сказано совершенно недвусмысленно: любить ближнего надо ровно так же, как мы любим себя. И не надо тут рассказывать, что мы себя не любим. Паталогию в расчёт не берём. Мы напрягаемся и пытаемся перенести свою эгоистичную любовь к себе и своим проблемам на того человека, который прожил с вами уже столько лет (или месяцев – не важно), терпя все ваши выходки и приноравливаясь к вашим привычкам. И это лучшее, что можно сделать.

Правда, есть ещё один волшебный эликсир счастья, о котором принято целомудренно умалчивать: это плотская любовь. Нет ничего сильнее, чем это простое и ясное слияние, чем этот обмен энергиями, пронизывающими мужчин и женщин по-разному, а потому и такой необходимый в своей «грубой» физической форме. Мы можем стремиться к невероятным духовным высотам, поститься и молиться по-монашески, целиком погружаться в работу или в творчество, но ни в коем случае мы не должны отказывать друг другу в близости. Любовь тела – это и доверие, и принятие, и радость наслаждения. И – дети...

 

Хотят ли дети развода родителей?

 

Кстати, дети. Часто ли мы прислушиваемся к мнению наших детей? Спросите у них, хотят ли они развода родителей? И вы удивитесь, но тот самый монстр-папа, который, казалось бы, только и делает, что равнодушно лежит на диване, в глазах ребёнка выглядит милым папочкой, который умеет «запускать ракету» (в виде маленького космонавтика) в открытый космос – под потолок вашей квартирки, обалденно играет в снежки и катается на велосипеде, умеет спрыгнуть на ходу с поезда (когда растяпа-мама оставила дома все документы семьи) и догнать его потом на круто-о-ой тачке – уже с документами в руках.

Короче, это не человек, а ходячее чудо и пример для подражания. И никакие обещания, что ребёнок будет с папой встречаться по выходным, не смогут утешить сына или дочку в этой ситуации. И если до сих пор я говорила только о жене и муже, то сейчас я хочу сказать: семья – это не только мы двое, но и все наши дети. Они и «утяжеляют конструкцию», и в то же время укрепляют её, потому что все те взаимные токи, которые связывают в семье каждого человека в отдельности, с рождением каждого нового ребёнка увеличиваются. И в этом смысле многодетные семьи имеют больше шансов выжить в такой непростой ситуации и сохранить свое здоровье, то есть здоровые отношения. Помню рассказ одного знакомого: их семью спасла всего одна фраза дочери: «Мама, если вы разведётесь, я останусь с папой!» Сейчас у них уже взрослые внуки.

Я вообще думаю, что дети не воспринимают нас по отдельности, для них мы (папа и мама) – это одно существо, это бог их детского мира, который обеспечивает им полноту бытия. Для ребёнка развод родителей – это катастрофа, крушение, травма на всю жизнь. Говорю это как ребёнок, переживший развод родителей.

Семья – слишком сложный организм, чтобы безболезненно и безжалостно ампутировать какой-то член. Лучше всё-таки не допускать до таких последних мер и стремиться сохранить его здоровье.

 

Что дает семье венчание?

 

Недаром и Церковь до последнего борется за сохранение брака и семьи в каждом отдельном случае. И немалую роль в укреплении этих уз играет венчание. Надо помнить, что венчание – это не формальность и не просто красивый обряд, это Таинство, которое вручает двоих в руки Божии, позволяет Ему вести семью через все тернии – к звёздам. И если эта дорога не становится после венчания более лёгкой и безоблачной, так это от того, что только через трудности душа может подниматься к Богу. Не нужно нам об этом забывать.

Вообще скажу, исходя из собственного опыта (мы с мужем венчались после 5 лет брака, когда родился уже второй наш ребёнок): венчание переносит наши отношения в плоскость Богообщения, и тогда Господь обретает возможность действовать на нас напрямую через духовника. Если у вас есть общий духовник, многие проблемы могут разрешаться уже на стадии исповеди у него. А если вы вместе причащаетесь из одной Чаши, отношения ваши разрушить будет очень нелегко, ведь Бог таинственно действует прямо внутри вас. А ещё важно, что батюшка будет советовать вам любить и прощать, смиряться и терпеть. В этом-то и заключены те самые «лекарства» от смерти семьи, о которых я здесь говорила.

 

Юлия Комарова, мать шестерых детей

 

 

ЕПАРХИАЛЬНЫЙ МАГАЗИН
православная литература
церковная утварь
облачения и пр.
9:00 - 17:00
Свято-Никольский храм

БИБЛИОТЕКА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
9:00 - 16:00
выходные пн.вт.
Симферополь,
ул. Александра Невского, 19

 

Яндекс.Метрика