Любовь к Богу через любовь к ближнему (2)

Автор: Админ -- . -- СчастлиВы вместе

Советское «безбожное детство»

 Предлагаем вниманию читателей сайта статью Юлии Комаровой, постоянного автора журналов Севастопольского благочиния "Херсонесский вестник" и "Светлячок"

 Любовь к Богу через любовь к ближнему...  Если рассматривать эту тему с точки зрения строго богословской, то такая постановка вопроса кажется неправильной: главная и первая заповедь звучит всё же – «Возлюби Господа Бога Своего», а уж потом – ближнего как самого себя. Следовательно, любовь к Богу должна быть первична. Но я вспоминаю своё советское детство (и юность) и понимаю, что в те времена многие  (пожалуй, большинство из нас) о Боге  слышали скорее с точки зрения атеистической, отрицательной,  а  следовательно, ни о какой любви и речи быть не могло. 

В моей семье, например,  тема Бога и вовсе не обсуждалась. При этом всё детство было наполнено именно любовью к ближним – к родным и друзьям. Это было время открытости чувств, наполненности настоящей реальной жизнью:  родители с друзьями постоянно ходили в походы, выезжали на природу, ночевали в палатках и пели у костра. Наш дом был всегда переполнен гостями. Летом во дворе даже ставили палатки и развешивали гамаки для ночёвки. 

Папа привозил из рейсов слайды с видами чужих стран и городов, а потом вечерами показывал их и рассказывал о заокеанских чудесах. Все люди на слайдах (независимо от цвета кожи) улыбались и приветливо махали рукой мне, сидящей у куска белого полотна на другом конце света. Красота, добро и общая настроенность на тёплые отношения, на любовь и дружбу между всеми людьми наполняли наше детство. И мы, дети, росли в осознании единства с окружающим миром – с лесом и морем, с горами и небом, и конечно, со всеми своими близкими и знакомыми.  И именно  в этом «безбожном» мире я ощущала  Его присутствие в воздухе, в осколках воспоминаний своих родных…

 

Осколки Православия

 

Например, такое светлое воспоминание моей бабушки Вали о Владимирском храме в Херсонесе. На Троицу они шли в Херсонес  через огромное зелёное поле (со стороны нынешнего «чёрного хода»),  и вся зелень колыхалась на ветру и отливала всеми оттенками цвета. Необыкновенно пахло травой, а трава пахла солнцем. Бабушка говорила, что сильнее всего запомнился ей этот запах трав на Троицу: ей казалось в детстве, что после Троицы травы умирают, выполнив своё предназначение. И правда, трава быстро выгорает в Крыму – иногда уже к началу июня.

А ещё  была традиция брать листик из храма и приносить домой, класть на пол и освящать таким образом ту траву, которая лежит в доме. Тогда не только в храме стелили траву, но и дома – на пол. Стены тоже украшали листьями и цветами. Полы в домах были земляные, и когда их покрывали травкой, получалось, как травка на земле – так говорила бабушка.

Василиса, мама бабушки Вали, – была верующей. У неё сохранилась старинная икона, но бабушка её прятала. Мой папа рассказывал: «Я как-то раз захожу в комнату, а она стоит на коленях и молится. Она меня увидела и говорит: никому не рассказывай. А икону она редко доставала. И я потом спрашивал об этом у бабушки Вали (мамы), но она всегда отмахивалась, говорила что бабушка уже старая, сама не знает, что делает».

Бабушка Валя в храм никогда не ходила и не молилась.  У неё муж  был политработником, и в те времена очень следили за тем, чтобы и родные – жена и теща политработника были неверующими.

 

Приход к вере

 

Бабушка Валя умерла, а другая моя бабушка – Тома была и вовсе некрещёной, как и мама, поэтому долгое время никто мне о Боге больше не говорил. Но вся атмосфера детства, вся жизнь тогдашняя принуждала задуматься о Высшем, искать Любви. Время шло, я поступила на РГФ в Симферопольский университет и сдавала экзамен по древнеанглийскому.  Задание было такое: перевести на русский отрывок Евангелия. Это был кусочек о том, как Христос исцелил прокаженного. До сих пор помню, как складывались слова: «Если хочешь, можешь меня очистить». «Хочу – очистись!»

У меня мурашки пробежали по коже, когда я произнесла эти слова вслух. Они звучали настолько необычно, насколько и правдиво. Я вдруг сразу поняла, что всё это – не выдумки «церковников», а свидетельство о жизни Человека, которого вдруг захотелось полюбить. С этой минуты я стала искать Евангелие. Проще всего оказалось найти на английском – двуязычное протестантское дорожное издание в тонкой обложке, и оно удивительным образом оказалось у меня чуть ли не в тот же день, как я задалась этим вопросом.

Но дома ждало ещё большее чудо: толковая Библия под  ред. проф. Лопухина, подаренная отчиму его другом – внуком или правнуком того самого профессора. Это был удивительно смелый и щедрый подарок, учитывая высокий пост, который отчим занимал на Флоте.

Тем летом я поехала отдыхать в Прибалтику. Именно там впервые зашла в православный храм и услышала чудесное пение. И заплакала… от счастья, что ли? Или от любви?

А в университете в том же году у филологов-русистов прошёл семинар, который вёл молодой севастопольский священник – отец Георгий, и мы, филологи иняза,  сбегали со своих лекций, чтобы послушать его толкование сложных евангельских мест. Например, мне было ужасно обидно, что Отец встречал Блудного сына так щедро, а другому – послушному сыну, ничего не дал. «Как не дал! – вскричал юный экспансивный батюшка, – Да ведь он – этот сын – ВСЁ ВРЕМЯ был с Отцом, чего же больше!?» Я крепко задумалась. Мне вдруг открылась Любовь к Богу – то, о чём я никогда не задумывалась раньше.

Летом же мы предприняли попытку сходить на службу в Свято-Никольский храм. Выехали пораньше, но пока добрались на Северную, пока дошли пешком до храма необычной формы (он выстроен в виде сырной пасхи) – почему-то нам даже не пришло на ум, что туда можно было доехать на автобусе, – служба подходила к концу, начиналось Причастие. Я открыла тяжёлую дверь и увидела нечто совершенно невозможное по красоте и силе: батюшка стоит с золотой сияющей чашей в руках, а из витражных стёкол прямо в потир льётся красный густой свет. Я не могла вместить этого – слёзы сами потекли из глаз потоком. В этот момент желание принять крещение стало нестерпимо сильным.

 

Жизнь с Богом

 

Так и вышло, что в моей жизни любовь к ближнему явилась первой, но оказалась недостаточной для полноты чувств, для настоящей жизни. В какой-то момент я поняла, что мне нужно ощутить нечто большее, нечто более бескорыстное, всеохватывающее… Я крестилась в 20 лет, и буквально через пару месяцев Господь послал мне моего будущего мужа.

Это тоже был необычайный опыт любви к чужому и странному человеку. Если с родителями за много лет совместной жизни сложилось уже взаимопонимание без слов, то мой любимый озадачивал меня необычными реакциями и непредсказуемыми поступками. Однажды он пошёл встречать рассвет без меня, и я обиделась и удивилась: почему он не захотел поделиться со мной красотой и светом? Вот я бы обязательно его разбудила! А оказалось, что он не стал меня будить, потому что я так сладко спала, и ему было жалко нарушать мой сон. Потом я узнала опытным путём, что сон для него вообще важнее завтрака, к примеру. И только тогда смогла адекватно оценить этот поступок и принять его.

На самом деле, таких мелочей было множество – они буквально подстерегали меня на каждом шагу.  Я вдруг поняла, что любовь – это не сплошное чистое удовольствие, а «каторжный» труд  над своими ранеными чувствами и предвзятыми представлениями. То, что казалось мне вполне естественным, для мужа стоило усилий, и наоборот.  Мы стали воцерковляться вместе с нашими маленькими детьми, попросту – начали учиться любить Бога и друг друга.

Оказалось, что здесь опять обе заповеди тесно взаимосвязаны, крепко переплетены. И в семейной жизни это очень-очень помогает. Не знаю, как бы сложилась наша совместная жизнь, не будь мы верующими. Весьма возможно, что давным-давно уже развелись, поддавшись чувству обиды или непонимания. Что нас удержало, спросите вы? Только любовь. И любовь к Богу – в первую очередь. Потому что все наши размолвки и разногласия мы несли на исповедь (не батюшке, а самому Богу) и старались исправить, с Его помощью, прежде всего себя, а не своего мужа (и жену). 

Сколько раз бывало, что священник отвечал не на мой прямой вопрос, а отвлекался, как мне казалось, в «другую сторону». А потом оказывалось, что он дал самый нужный совет именно в той ситуации, в которой я оказалась.

Все вопросы воспитания детей тоже проходили проверку молитвой и исповедью. Наследство советского воспитания часто мешало мне поначалу понять своего ребёнка, воспринимать его с христианской точки зрения – как благословение Божие и как один из примеров такой вот бескорыстной и всеобъемлющей Божьей любви. Ведь дети любят нас совершенно не потому, что мы покупаем им вкусные сладости или красивые игрушки – они просто и искренне любят нас только за то, что мы – их родители.

Точно так же мы должны любить Бога – без ожидания наград и воздаяний, без мелочного «торга»: вот я Тебе свечку, а Ты мне – новую машину или удачу в бизнесе! А ещё дети – очень хорошее зеркало наших ошибок в вере, наших плохих привычек и промахов. Если внимательно приглядеться, конечно.

 

Любовь к Богу

 

Понятно, что  только путём внимательной и постоянной работы над собой мы сможем научиться любить своего ближнего как самого себя.  И здесь наши родные – это незаменимый «полигон», постоянная «полоса препятствий». Вот, думаешь, ты уже научился сдерживаться и не раздражаться по пустякам, а тут очередная детская проделка или непредвиденная житейская ситуация, и всё насмарку!

Я до сих пор не могу сказать, что чему-то научилась, что достигла какой-то вершины в этой науке любви. Я чувствую, что стою лишь на одной из ступенек высокой лестницы в  небо – весьма возможно, что лишь на самой нижней. И мои ближние – по ощущениям – это перила лестницы, это моя опора и помощь на трудном пути. Да, они часто меня огорчают и обижают, но ещё чаще поддерживают. И всегда учат.

На сегодняшний день мы с ними выработали девиз нашей семьи: «Не обижать и не обижаться!», и этот девиз часто выручает нас в трудную и грустную минуту жизни. Стараться не обижать, потому что любишь этого человека. Стараться не обижаться, потому что опять-таки – любишь его, и понимаешь, что он мог сказать или сделать что-то не очень приятное не со зла, а в силу каких-то обстоятельств. Ведь и у него может быть плохое настроение или самочувствие, он может быть усталым или просто голодным.

Мы учимся ставить себя на место другого и прощать, как самому себе. И это самое трудное, оказывается. Вот попробуй не ответить на резкое слово, просто промолчать на колкое замечание,  обнять за плечи упирающегося ёжика-подростка в тот момент, когда он  выставил против тебя все свои колючки. Да и муж с годами почему-то не становится другим и продолжает озадачивать время от времени.  Думаю, и про меня мои родные могли бы рассказать много интересного. Но если у нас получается, если мы выходим из конфликта без душевных потерь, мы знаем, Кого благодарить: именно  в такие светлые минуты приходит настоящая Любовь  к Богу и ближнему… ближнему и Богу, и разделить её уже невозможно!

 

Юлия Комарова

ЕПАРХИАЛЬНЫЙ МАГАЗИН
православная литература
церковная утварь
облачения и пр.
9:00 - 17:00
Свято-Никольский храм

БИБЛИОТЕКА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
9:00 - 16:00
выходные пн.вт.
Симферополь,
ул. Александра Невского, 19

 

Яндекс.Метрика