Семья как школа смирения

Автор: Админ -- . -- СчастлиВы вместе

Смирение – главная добродетель христианина. «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет. 5,5)», – сказано в Новом Завете. Смиренный – не тюфяк, не мямля, не тряпка или неудачник, как думают многие. Такие эпитеты появились, возможно, потому, что внешняя жизнь по-настоящему смиренного человека действительно может показаться неприметной, даже серой. У стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что молчание, односложность ответов, неброскость в одежде, скромность такого человека – признак его непригодности к полноценной внешней жизни, дышащей хмельной энергией, веселостью и удачливостью.

 

Конечно, это заблуждение, не зря же в известной поговорке советуется не торопиться с выводами о человеке «по одежке», то есть по внешним, видимым проявлениям его деятельности, а докопаться до внутреннего его наполнения, то есть «провожать по уму».

 

Почему-то не все идут в монастырь…

 

Смирение, в широком смысле слова, – это покорность воле Божие, полное, до самоотречения, доверие Ему, это терпение, прощение всех и вся, и, главное, нелицемерная, искренняя любовь – к Богу и ближним. Достичь этого состояния и призваны все мы, христиане. Как говорят святые отцы, например, св. Исаак Сирин, молитва, пост, бдение, милостыня, воздержание, девство, целомудрие, доброта, терпение и им подобное – не самоцель христианина. Воздаяние Божие бывает не за приобретение этих качеств души, а за рождающееся от этих добродетелей смирение.

Некоторым кажется, что в миру, среди суеты, в погоне за земными благами, многих трудах ради хлеба насущного, весьма трудно приобрести смирение – слишком много «отвлекающих маневров». Мол, удобнее всего стяжать столь нужное для спасения смирение в числе братии или сестер в монастыре. Однако, что мы видим на практике? Процент монашествующих ничтожно мал по сравнению с общей массой называющих себя православными. И дело не в тяготах монашеского призвания. Думаю, проблема глубже – с приходом в монастырь и даже после пострига страсти не оставляют человека. Борьба с ними продолжается.  Путь монаха к смирению – это отсечение своей воли через послушание духовнику обители. В святцах мы то и дело читаем, как ученики великих старцев приобретали смирение и спасались через подчинение всего себя этим старцам. Возможно ли такое сегодня при оскудении действительно духоносных старцев – вопрос.

 

Ну, монастырь, ладно, с ним, более менее, все ясно. Но вот я – женат, дети есть, родственники. Мне-то можно достичь того, что некоторые иноки приобретали годами упорного монашеского подвига? Считаю, что семья – это прекрасная школа смирения. И начало этого смирения – в научении терпению и прощению.

 

Надоевшая карусель

 

Сегодня мы являемся свидетелями катастрофического обмеления семейных отношений, которые очень многие предпочитают поскорее прекратить, чтобы «попытать счастье» с другим или с другой. Отчего в наши дни такой вал разводов? По статистике, около половины официально зарегистрированных браков распадается.

Причин, я думаю, можно назвать множество. Однако, на мой взгляд, все они проистекают из одной: создаваемая семья рассматривается как одно из развлечений, где главная цель – удовольствие, получение только положительных эмоций. Такая вот «веселая карусель». Однако нельзя непрерывно кататься даже на самой развеселой карусели – надоест. Так и с семьей. Нельзя веселиться и упиваться любовью каждый день. Молодые супруги начинают подумывать о разводе и искать «утешение» на стороне, когда объем позитива от совместной жизни уравнивается с объемом негатива, который, безусловно, вваливается в их жизнь. Жить друг с другом надо учиться, не получается жить – уживаться. Но жить! Жизнь, тем более жизнь семейная  – это не бесконечный праздник. В ней много и скорбного, и неприятного, и даже противного.

Что же происходит, когда негатива в семейных отношениях стало намного больше скукоженного позитива? Два разочаровавшихся друг в друге эгоиста рвут сотканное вместе полотно отношений, грязное от взаимных претензий, и бросаются искать тех, кто вернет в их жизнь праздник. Конечно, никакому смирению в такой семье не научишься – разгон самолета смирения прервали на взлетной полосе, и он так и не взлетел.

 

Семья как ежедневный труд

 

Смирению можно научиться только в той семье, где семья рассматривается как труд, как работа.

Мы каждый день ходим на работу, трудимся ради хлеба насущного, даже если сама работа нам малоинтересна. Такое же отношение нужно иметь в отношении семьи, которую вы создали. Трудно терпеть жену или мужа, если она или он в чем-то тебя не устраивает. Трудно спокойно переносить негатив, которого всегда хватает там, где еще не воспитана в душе любовь и покорность воле Божией. Если нам трудно, может быть, даже невыносимо тяжело на работе, мы ведь не бросаем ее – пойди, найди, где бы тебе еще так хорошо платили за эти тяготы! Ну, так и семья – это не та работа, которую надо бросать только потому, что тебе в ней тяжело и неинтересно.

Если в обычной трудовой деятельности главная цель – заработок, то в семейно-трудовой деятельности главное – сохранение семьи, – во что бы то ни стало, несмотря ни на что, вопреки всему. Какова же награда за такие труды? Мир в душе, спокойствие духа, тишина совести, смирение, в конце концов – ведь ты сделал и делаешь все, чтобы тем близким, с которыми ты связал свою жизнь, было по-настоящему радостно и хорошо.

Надо понимать, что настоящая любовь – это не чувство, которое будоражит кровь и возмущает душу. Настоящая любовь – это действие. Хочется повысить голос на жену, если она что-то, как тебе кажется, сделала не так. Сдержись, не повысь.

Ты пришел домой усталый, вымотанный, хочется полежать на диване, расслабиться. Но ведь и жена на своей работе отпахала смену. И вот, готовя на кухне ужин, она просит тебя помыть посуду или вынести мусор. Просится на язык грубое слово отказа с причиной – я ведь так устал! – нет, промолчу. Промолчу, пусть в кулак себя скручу, но пойду и сделаю то, о чем просит меня близкий человек.

Стерпеть обиду, не наорать, не ударить, не «послать», как бы ни хотелось, – а перетерпеть, остудить себя, перешагнуть через свое «Я», свою «Хочу», успокоить гнев, но любыми путями сохранить мир в семье – все это уроки смирения. Это очень большой труд, потому что сильна в нас гордость, сильно мнение о себе «как о лучшем», «достойном лучшего обращения». Однако и награда за этот труд высока. Смиряя себя ради мира, спокойствия, тишины в семье, мы приносим пользу, прежде всего, своей собственной душе, вытачивая из нее тот образ, который хочет видеть в нас Христос.

Поступая по совести, отсекая в зародыше колкие слова и обидные действия в отношении жены, детей, тещи, мы сами становимся лучше, чище – то есть, в христианском понимании, – приближаемся к Богу. И Господь так устраивает жизнь нашу, что в ней становится все меньше и меньше негатива, а позитива, напротив, прибавляется. Однако этот позитив не падает сам собою с неба, как ожидают от своей семьи «духовные тунеядцы», не желающие менять себя ради своей «половинки», а достается как награда за каждодневный труд.

 

Бесплатные учителя смирения

 

Конечно, такое состояние приходит не сразу, не в первые же годы совместной жизни. Может, 5 лет пройти, но, скорее всего, 10 и больше, чтобы научиться действительно смиряться друг перед другом, прощать, покрывать недостатки, носить тяготы друг друга. Это взаимный процесс спасения, много более трудный, как мне кажется, чем путь монашеский. Монах не имеет семьи, он молится о спасении только своей души, борется с диаволом, со страстями внутри своего сердца. Монах – великий труженик, но его забота – спасти себя.

Женатые люди, помимо заботы о своем личном спасении, должны озаботиться спасением и своих близких – жен, мужей, детей, внуков, родителей. Сфера ответственности, понятное дело, намного шире. Родители ответят перед Судией и о своем житии, и о детях своих – воспитали ли они их в страхе и послушании Божием? Как ведь часто бывает, – неверующий муж обращается к Богу, воцерковляется, глядя на пример жены. И наоборот.

Я думаю, что Господь замыслил брак между мужчиной и женщиной прежде всего ради этой великой цели: стяжание супругами совместного спасения через нелицемерное служение друг другу и рождающегося из него взаимного смирения. Беда современных браков, повторюсь, в том, что люди ищут друг в друге источник удовольствий, а не бесплатных учителей смирения. Смирения, вводящего в жизнь вечную. Отсюда вытекает, что научение искусству смирения в семейной жизни действенно только тогда, когда оба супруга, их дети и другие родственники осознают эту вечную жизнь главной ценностью, ради которой стоит потрудиться.

По мнению многих святых отцов семейные узы, связывающие верных, любящих друг друга супругов, не расторгаются со смертью, а продолжаются и в мире Ином. Увы, семейные лодки миллионов разбиваются еще и потому, что супруги не верят в жизнь после смерти, ради которой, по умолчанию, имеет смысл смиряться, терпеть и прощать.

 

Любовь никогда не перестает…

 

Главная задача любой семьи, какой бы стаж она не имела, как мне кажется, – это приумножение любви. Здесь – камень преткновения для многих, потому что понятие «любовь, люблю», каждый понимает по-своему. Когда под словом «любовь» понимается пылкость чувств, восторг души, сладостные переживания, то неудивительно, что супруги начинают испытывать дискомфорт совместного проживания, когда «море успокаивается» и «чувства не терзают душу».

Если же семья, как было сказано, воспринимается как труд, благодатный труд приобретения смирения, то и любовь тут – намного более глубокое понятие. Супруги, за плечами которых 15, 20, 30 лет совместной жизни, былое «бурленье естества, разбуженное страстью», вспоминают с улыбкой. Когда так много вместе прожито, пережито, – эмоции не кипят, не извергаются лавой: некогда горячая, она застывает монолитом, скрепляя совместную жизнь фундаментально прочным составом.

Ты готов (а) все вытерпеть, простить, понять, поверить, не закипеть, отойти, уступить, взять вину на себя, покрыть немощи, перенести обиду, не повысить голос, унять раздражение, проявить милость, – только бы сохранить семью, только бы не сломать, не сокрушить, не взорвать выстраданное,  выплаканное, вымоленное – священный храм законного брака.

Когда ты воспринимаешь супруга или супругу не столько как свою женщину или мужчину, а как самого близкого ближнего своего, которого вверил твоим попечениям Сам Бог, в полную силу вступает иная ЛЮБОВЬ. Та самая, о которой так поэтично сказал Апостол Павел: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,  не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13, 4-8).

 

Артемий Слезкин

 

7, 11 сентября 2014 г.

ЕПАРХИАЛЬНЫЙ МАГАЗИН
православная литература
церковная утварь
облачения и пр.
9:00 - 17:00
Свято-Никольский храм

БИБЛИОТЕКА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
9:00 - 16:00
выходные пн.вт.
Симферополь,
ул. Александра Невского, 19

 

Яндекс.Метрика