Благочиние по делам монастырей Симферопольской и Крымской епархии

Благочинный по делам монастырей Симферопольской и Крымской епархии архимандрит Каллиник (Чернышев) 

Адрес: г. Севастополь, Инкерман, а/я №3. Инд. 299703

Е-mail: kliment_inkerman@mail.ru

Телефон канцелярии:

+ 7978 9 46 20 36

Создано: 14.09.2013 13:28 | Категория: Монастыри

Святителя Стефана Сурожского Кизилташский монастырь

Статус: действующий мужской монастырь
Месторасположение: с. Краснокаменка Судакского района, на территории воинской части
Проезд: трасса Феодосия — Судак (въезд ограничен, необходим пропуск)
Адрес: 98000, Судакский район, с. Краснокаменка, ул. Крымская, 41
Web: http://www.kiziltash1.narod.ru/index.htm
Наместник: Игумен Никон (Демьянюк Николай Владимирович)



Свято-Стефано-Сурожский Кизилташский мужской монастырь

В 15 км от Судака в сторону Феодосии, в живописнейшем месте, называемом путешественниками «Крымской Швейцарией», расположено урочище Кизилташ. Оно окружено огромными красными скалами, от которых происходит его название (Кизилташ по-татарски «красный камень»). По преданию здесь, в VIII в. н. э. находилась летняя резиденция Сурожского архиепископа, защитника иконопочитания св. Стефана Сурожского.

В честь памяти св. Стефана в 1858 г. архиепископом Херсонским и Таврическим Иннокентием был основан Кизилташский мужской монастырь, но место это почиталось христианами задолго до открытия обители. В скале, возле которой находился монастырь, есть пещера с источником, называемая Священной. В 20-х годах XIX в. татарский пастух из с. Отузы (ныне Щебетовка) пас стадо неподалёку от скалы. Зайдя в пещеру, где он часто укрывался от непогоды, пастух увидел плавающую в источнике икону Божией Матери. Взяв икону с собой, татарин по дороге отдал её греку-купцу из Феодосии, а тот передал образ в церковь. Впоследствии эта икона находилась в монастыре, её нынешнее местонахождение неизвестно.

Вскоре здесь поселилась девушка-болгарка Константина из села Кишлав (ныне с. Курское Белогорского района) и жила одна семь или восемь лет. Ей пришлось покинуть Кизилташ, когда, привлечённые слухами о целебном источнике, сюда пришли двое странников и поселились неподалёку от пещеры. Местные жители делали всевозможные пожертвования, строились первые монастырские строения — глинобитные мазанки.

В 1858 году настоятелем Кизилташской киновии был назначен игумен Парфений. Все современники отмечали его удивительные и разнообразные способности, организаторский и хозяйственно-административный талант. Известный писатель, педагог и путешественник Евгений Марков писал в своих «Очерках Крыма»: «Энергия, предприимчивость и хозяйственная опытность о. Парфения сделали его в некотором роде руководителем окрестных владельцев. Он был мастак во всём: архитектор, инженер, столяр, печник, садовник, скотовод, что хотите…! К нему обращались за советом, ему поручались дела». К сожалению, у игумена происходили столкновения с местными татарами, вырубавшими лес и посягавшими на монастырское добро. 21 августа 1866 года игумен Парфений уехал в Судак, на следующий день выехал обратно, но в монастырь не вернулся. Подтвердились самые худшие предположения: игумен был застрелен на лесной дороге тремя татарами, четвёртый оказался случайным свидетелем. Тело игумена вместе с лошадью они сожгли в глубоком ущелье. Преступление было раскрыто. По приговору военно-полевого суда трое из главных обвиняемых были приговорены к смертной казни и публично повешены в Феодосии. На месте убийства игумена поставили памятник. Решением Юбилейного Архиерейского Собора 2000 г. игумен Парфений, подвижник и христианский мученик, был причислен к лику святых.

Кизилташский монастырь отличался благоустройством и хорошо налаженным хозяйством, были построены капитальные здания, расчищены террасы для сада, расчищен серный источник. Сложные и деструктивные события революций, мировой и гражданских войн отразились и на судьбе монастыря, находившегося на краю Российской империи. В 1920 году во время налёта монастырь был ограблен, взяли все деньги и монастырские бумаги. К счастью, обошлось без жертв. Судя по количеству людей и их вооружению, грабителями были «зелёные», укрывавшиеся в горах в годы гражданской войны. В 1923 г. Кизилташский монастырь закрыли. Сюда переехала на всё готовое сельскохозяйственная артель из с. Отузы, в храмах были устроены клуб и общежитие. С церквей снесли купола. В послевоенные годы на территории монастыря военно-промышленным комплексом был создан арсенал для хранения ядерных боеприпасов, снабжавших корабли и авиацию Черноморского флота. В 1992 году ядерный запас вывезли из Кизилташа, но военный городок существует до сих пор.

15 апреля 1997 г. на заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви был заслушан рапорт Владыки Лазаря об открытии Кизилташского мужского монастыря во имя св. Стефана Сурожского. Синод постановил: благословить открытие монастыря, наместником его утвердить иерея Николая Демьянюка с пострижением его в монашество.

Это чудесное предание было записано в начале ХХ века Н. Марксом и К. Арцеуловым. Вместе с другими оно было опубликовано в газете «Утро России» за 1912–1913 г.г. Вот что писали авторы в примечании к преданию: «После сожжённого в 1866 г. татарами игумена Парфения в течение последующей четверти века настоятелем Кизилташской киновии был игумен Николай, о котором всё окрестное население вспоминает с благоговением, как о светлом и гуманном человеке, отличавшемся необыкновенной добротой и отзывчивостью. Отец Самсоний жил в киновии в шестидесятых годах прошлого столетия. Эпизод с грибами… имел место в действительности».

 

 

Грибы отца Самсония
(Кизилташское сказание)

В те времена, когда Кизилташ был ещё киновией, и всё население его состояло из десятка монахов, епархиальное начальство прислало туда на епитимию некоего отца Самсония.

В киновии скоро полюбили нового иеромонаха, полюбили за его весёлый, добрый нрав, за сердечную простоту и общительность. В свой черёд и отец Самсоний привязался к обители, которою управлял тогда великой души человек — игумен Николай. Сроднился с горами, окружавшими высокой стеной монастырь; сжился с лесною глушью и навсегда остался в Кизилташе.

В монастырь редко кто заглядывал из богомольцев; соседи татары относились к нему враждебно и монахам приходилось жить лишь тем, что они могли добыть своим личным трудом.

Только раза два-три в год наезжала помолиться Богу, а кстати по ягоду и грибы, местная отузская помещица с семьёй и тогда дни эти были настоящим праздником для всех монахов и особенно для отца Самсония.

Монахи слышали звонкие женские голоса, общались со свежими наезжими людьми, которые вносили в их серую, обыденную жизнь много радости и оживления. А отец Самсоний знал, как никто, все грибные и ягодные места, умел занять приветным словом дорогих гостей и потому пользовался в семье помещицы особым расположением.

Уезжая из обители, гости оставляли разные съедобные припасы, которые монахи экономно сберегали для торжественного случая.

Так шли годы, и как-то незаметно для себя и других молодая, жизнерадостная помещица обратилась в хворую старуху, а отец Самсоний стал напоминать высохший на корню гриб, ненадобный ни себе, ни людям. Почти не сходил он со своего крылечка, обвитого виноградной лозой. И если воскресал в нём прежний любитель грибного спорта, то только тогда, когда приезжали по грибы старые отузские друзья.

И вот однажды, когда настала грибная пора, игумен, угощая отца Самсония после церковной службы обычной рюмкой водки, сказал:

— По грибы больше не повезёшь.

— Почему?

— Еле ноги волочит. Не дойду, говорит, а был ей будто сон: в тот год, когда по грибы не пойдёт, — в тот год и помрёт. Сокрушается.

Жаль стало отцу Самсонию, не из корысти, а от чистого сердца; сообразил он что-то и стал просить:

— А вы её, отец игумен, всё-таки уговорите; грибы будут сейчас за церковью, в дубняке.

— Насадишь, что ли? — усмехнулся отец Николай и обещал похлопотать.

И действительно помещица, к общему удивлению, собралась и приехала со всей семьёй в монастырь.

Обрадовались все ей, радовалась и она, услышав знакомый благовест монастырского колокола. Точно легче стало на душе и притихла на время болезнь.

— Ну вот и слава Богу, — ликовал, потирая руки, отец Самсоний.

— Отдохните, в церкви помолитесь, а завтра по грибы.

А сам с ночи отправился в грибную балку у лысой горы и к утру, когда ещё все спали, успел посадить в дубняке, за церковью, целую корзину запеканок.

Только что кончил свои хлопоты, как ударил колокол. Перекрестился отец Самсоний и сел под развесистым дубом отдохнуть. От усталости старчески дрожали руки и ноги и колыхалось, сжимаясь, одряхлевшее сердце. Но светло и радостно было на душе, потому что успел сделать всё, как задумал. Глядит, с верхней скальной кельи спускается суровый схимник, старец Геласий. Побаивался отец Самсоний старца и избегал встречи с ним. Всегда всех корил Геласий и никто не видал, чтобы он когда-нибудь улыбнулся.

— Мирской суетой занимаешься. Обман пакостный придумываешь. Посвящение своё забыл. Тьфу, прости Господи, — отплюнулся старец и побрёл в церковь.

Упало от этих слов сердце у отца Самсония, ушла куда-то светлая радость и не вернулась, когда очарованная старуха, срывая искусно насаженную запеканку, воскликнула:

— Ну, значит, ещё мне суждено пожить. А я уж и не чаяла дотянуть.

— Да что с тобой, отец Самсоний, — добавила она, поглядев на Самсония.

— Нездоровится что-то. Состарился, сударыня.

И хотел подбодриться, как видит, возвращается Геласий из церкви, к ним присматривается. Остановился, погрозил пальцем.

— Где копал, там тебя скоро зароют.

Испугался Самсоний пророческому слову старца. Всегда сбывалось оно.
…скоро зароют.

— Да что с тобой сталось, отец Самсоний, — допытывалась помещица, уезжая из монастыря.

А к ночи отец Самсоний почувствовал себя так плохо, что вызвал игумена и поведал ему о своём тяжком нездоровье, о том, как корил и что предрёк ему Геласий и как неспокойно стало у него на душе.

— Ну, грех невелик, — успокаивал добрый игумен, — а за светлую радость людям тебя сам Бог наградит.

Пошёл игумен к Геласию, просил успокоить болезнующего, но не вышло ничего. Отмалчивался Геласий и только, когда уходил игумен, бросил недобрым словом:

— На отпевание приду.

И случилось всё так, как предсказал Геласий.

Недолго хворал отец Самсоний и почувствовал, что пришла смерть. Отсоборовали умирающего, простилась с ним братия, остался у постели один иеромонах и стал читать отходную.

Вдруг видит — поднялся на локтях Самсоний, откинулся к стене, а на стене висела вязка сухих грибов, и засветились они, точно венец вокруг лика святого. Вздохнул глубоко Самсоний и испустил дух.

Рассказали монахи друг другу об этом и стали коситься на Геласия, а Геласий трое суток, не отходя от гроба, клал земные поклоны, молился и шептал:

— Ушёл грех, осталась святость.

Как понять — не знали монахи, и была между ними тревога и жуть.

Ещё больше пошло толков, когда, придя на девятый день к могиле отца Самсония, — а похоронили его, по указанию схимника, в дубняке, за церковью, — увидели, что у могильного креста выросли грибы.

Повырывал их Агафангел иеродиакон, игумен окропил место святой водой, соборне отслужили сугубую панихиду.

А на сороковой день повторилось то же, и не знали, что думать — по греху ли, по святости совершается.

Пошли у монахов сны об отце Самсонии; стали поговаривать, будто каждую ночь вырастают на могиле его грибы, а к последней звезде ангел Божий собирает их, и светится всё кругом.

Стали замечать, что если больному отварить гриб, сорванный вблизи могилы, то делается лучше.

Так говорили всё в один голос, и только Геласий схимник хранил гробовое молчание и никогда не вспоминал об отце Самсонии.

И вот, как раз в полугодие кончины Самсония, случилась с Геласием беда. Упал, сходя с лестницы, сломал ногу и впал в беспамятство. Собрались в келье старца монахи — не узнал никого Геласий, а когда игумен хотел его приобщить, оттолкнул Чашу с Дарами.

Скорбел игумен и молил Бога вразумить старца. Коснулась молитва души Геласия, поднялись веки его, принял святые дары, светло улыбнулся людям и чуть слышно прошептал:

— Помните грибы отца Самсония. То были святые грибы.

ЕПАРХИАЛЬНЫЙ МАГАЗИН
православная литература
церковная утварь
облачения и пр.
9:00 - 17:00
Свято-Никольский храм

БИБЛИОТЕКА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
9:00 - 16:00
выходные пн.вт.
Симферополь,
ул. Александра Невского, 19

 

Яндекс.Метрика