Created: Wednesday, 24 February 2016 12:57 | Category: Письма читателей

ДЕТСКАЯ СТРАНИЧКА ОТ ТАТЬЯНЫ КЕРУСОВОЙ Юным защитникам Отечества посвящается

"Война – это всегда великая трагедия. Такая трагедия 70 лет назад затронула и наше Отечество.

Миллионы жизней было отдано за победу над врагом. Но эта жертва особенно ценна в глазах Божих, ибо сам Господь обращается к нам со словами о том, что нет больше той любви, как если кто положил жизнь свою за други своя!

 

Их подвиг не останется нами забыт, а результат этого подвига – мир и благополучие на нашей земле."

Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь

 

 

 

Рассказ о партизане Лёне Дымченко

 

 «Нет больше той любви, как если кто

положит душу свою за други своя»

Ин. 15:13.

Ноябрь 1941-го

 

Война идёт. И немцы наступают,
А наши всё позиции сдают.
Вот Старый Крым сегодня оставляют
И вместо них враги сюда войдут.
Начнут аресты, обыски, расстрелы,
Что свято нам растопчут и сожгут.
"Зря думают, что победить сумели:
Они ещё из Крыма побегут!" -

Уверен Лёнька. Он едва не плакал,

Когда солдатам нашим вслед глядел.

И с неба мелкий дождь тогда закапал,

И с гор холодный ветер налетел.

 

А ночью он крутился на постели

И мама Лёни тоже не спала.

Потом оделись, у крылечка сели

И мама крепко сына обняла.

"Что будет с Лёней? - думала, вздыхая,-

Всего двенадцать, а он рвётся в бой...

Полезет на рожон - беда какая! -

И поплатится сразу головой."

И будто мысли эти подтверждая,

Сказал сынок: "Мне фрицы не указ:

Я галстук пионерский, не скрывая,

Носить на зло им буду напоказ!"

А мать в ответ: "И сразу расстреляют...

Ты смертью сильно фрицам навредишь.

Ты спрячь его, и пусть они не знают,

Что галстук пионерский ты хранишь."

Подумав, Лёня с мамой согласился.

Жестяную коробочку он взял -

Была мала, но галстук поместился -

И под черешней старой закопал.

 

Оккупация

 

Прошёл лишь день, а город изменился.

Вон танки вражьи выстроились в ряд.

Над Горсоветом флаг фашистский взвился.

Ликуют немцы, местные молчат.

Висят приказы от комендатуры:

Что надо делать и за что расстрел.

И на одном, что на Дворце культуры,

Рисует фигу маленький пострел.

 

Случайно это мама увидала,

Схватила Лёньку и скорей домой.

И всю дорогу за руку держала:

"Когда ж ты будешь думать головой?

Как не тебя - другого расстреляют.

А может, даже нескольких людей...

Фашисты, Лёня, жалости не знают.

Для них порядок свой всего важней."

Пришли домой, и мама дверь закрыла

За Лёней  на замок: "Ключ свой отдай.

Подумай, сын, о чём я говорила.

Я ухожу, а ты здесь отдыхай."

 

Один скучает Лёня у окошка.

Сквозь запотевшее стекло глядит,

Как с листиком сухим играет кошка

И чёрный ворон в небесах кружит.

     ...

Кружит над Агармышем1 чёрный ворон:

Ружейный залп в высь ворона поднял.

Что происходит? Он обеспокоен:

Он часто слышать эти залпы стал.

Сначала здесь евреев расстреляли:

Не пожалели ни детей, ни стариков.

В ров под горой тела их закопали.

Он, ворон, наблюдал из-за кустов...

Потом учителей и коммунистов,

Больных военнопленных, партизан,

Родных их и подростков-уклонистов,

Заложников из мирных горожан...

 

Кружит над Агармышем чёрный ворон.

Как сердце ноет и душа болит...

Земляк, покойся с миром, будь спокоен:

Народ за всё убийцам отомстит!

     ...

Однажды Лёне тихо мать сказала:

"Будь дома. Брат двоюродный придёт.

Вчера случайно от сестры узнала:

Его дорога к партизанам ждёт."

"А я?! Я тоже к партизанам с братом!

Мам, отпусти: я с Тасиком хочу!.."

"Ты, Лёня, не бери меня нахрапом!..

Тут Тасик всё решит - я помолчу."

 

Дверь скрипнула, открылась. На пороге

Мальчишка лет семнадцати стоит:

"Что видел я сейчас к вам по дороге:

Сосед, Серёжа Логвинов2, убит!

Повесили на дереве у Клуба,

А на груди табличка «Партизан»."

"И ты пойдёшь?!" "Да. Завтра сбор у дуба...

Я дедушкин взял наградной наган."

И обнял Тасик Лёньку как родного:

"Ты без меня, братишка, не грусти.

Хотел тебя я взять: просил связного...

Не разрешил. Иду один. Прости."

"Вот так всегда! - и Лёнька отвернулся,-

Все немцев бьют, а я "в кустах сижу"!..."

А Тасик к брату младшему нагнулся:

"Послушай лучше, что тебе скажу...

Сейчас ты, Лёня, в городе нужнее:

Смотри и слушай, всё запоминай.

Узнаешь что-то важное - скорее

Все новости сюда передавай."

И он записку с адресом тихонько

И незаметно брату передал.

Похлопал Лёню по спине легонько,

А тётю, уходя, поцеловал.

 

"Подполье юных бойцов"3

 

Шли люди постоянно к партизанам:

Все знали - их отряды есть в горах.

Но не было известно горожанам,

Кто здесь на немцев нагоняет страх.

 

Подпольщики, ребята молодые,

Их средний возраст был пятнадцать лет.

Они в те годы, страшные и злые,

Решили мстить и дали в том обет.

Их юными бойцами называли,

Здесь, в городе, они борьбу вели:

Цистерны с топливом они взрывали,

Опоры связи. Мельницу сожгли:

Пойдут теперь сюда машины с хлебом,

А партизаны встретят, отобьют

И после боя за скупым обедом

Хоть хлебушек немножко пожуют.

Ещё они листовки выпускали

Со сводками от Совинформбюро

И их по городу распространяли

Под носом фрицев, проскользнув хитро.

Рискуя жизнью, в лес переправляли

Одежду тёплую, лекарства и еду.

В разведку шли и пленных отбивали.

И это всё у немцев на виду!

 

Однажды удалось украсть им списки.

В них те, кого должны в рабы угнать:

Всё молодёжь - девчонки и мальчишки...

Им надо всем об этом рассказать.

Весь Старый Крым, конечно, встрепенулся:

Что может ждать в Германии детей?..

И в горы к партизанам потянулся

Непрерываемый поток людей.

 

И Лёня к брату в лес засобирался.

Его до балки проводила мать.

Ждать Тасика он у реки остался,

А мать ушла, чтоб, вдруг, не зарыдать.

Сжималось сердце матери от боли:

А вдруг убьют... Но как тут не пустить?

Сын рвётся в бой, не хочет жить в неволе

И жалкую судьбу раба влачить...

Шуршат сухие листья под ногами.

На старом дубе чёрный ворон спит.

Под дубом встала, залилась слезами:

"Сыночек мой!.. Пусть Бог тебя хранит..."

 

Без мамы время медленно бежало.

Сын загрустил... У речки прикорнул:

В ветвях деревьев солнышко сияло,

Вода журчала мирно... Он уснул.

 

Ноябрь 1943-го.

 В партизанском отряде

 

Бесшумно брат из леса появился

В красивой шапке с красной полосой.

"Ух, Тасик! Здравствуй! Как ты изменился!

Ого, усы! Винтовка за спиной!"

Обнялись братья. Быстро в путь пустились,

Чтоб засветло до лагеря дойти.

Ноябрь стоял. Дни сильно сократились,

А в темноте легко сойти с пути.

 

Успели засветло. Их первый встретил

Мужчина коренастый с бородой.

Курил он трубку. Тасика заметил:

"Что воина привёл? Боец, за мной."

"Комбриг наш, Куликовский4, дядя Саша, -

Успел брат тихо Лёне прошептать, -

С ним долго не сиди: остынет каша.

Не трусь. Он обещал тебя принять."

 

В землянке разговор их был коротким.

"Зовут как? Сколько лет? Пришёл зачем?" -

Спросил комбриг. Но Лёнька не был робким:

"Пришёл я фрицев бить и мстить им всем."

"Здесь не курорт... Морозно - стены тронь-ка...

Стреляют часто: могут и убить."

"Я знал, куда иду, - ответил Лёнька,-

Я Родине своей хочу служить."

"Иди, служи, - добро дал Куликовский, -

Фашистов бей, себя побереги."

"Меня им не убить - я не таковский!"

Комбриг его обнял: "В отряд беги..."

 

Ночь. На постели из сосновых веток,

Травы и мха спит юный партизан.

За день устал: сон тих его и крепок.

К груди прижал подарок он - наган.

                              ...

Теперь он с Тасиком в одном отряде.

Уже армейский выучил устав.

И ночью первый раз стоял в наряде,

Как взрослый, совершенно не устав.

С наставником5 он быстро научился

Бросать гранаты, точно в цель стрелять,

По карте разбирать, где очутился,

И по приметам местность узнавать.

Бойцы в отряде Лёньку уважали:

Он это уваженье заслужил.

Его уже не раз в разведку брали,

И в сёла с братом он связным ходил.

Участвовал в боях один и с группой.

Не прятался за спинами бойцов.

В кровавой схватке, беспощадной, лютой,

Не отступал под натиском врагов.

 

Продовольственная операция

 

Однажды вышла небольшая группа

В селения Субаш6 и Бараколь7:

Закончились продукты - хлеб и крупы,

Мука и масло, овощи и соль.

И партизанам надо было список

С продуктами подпольщикам отдать.

Но путь от лагеря до сёл неблизок.

Пришлось на Агармыше ночевать.

Наутро партизаны разделились:

Двое -  в Субаш, два в Бараколь пошли.

В густом тумане быстро пары скрылись...

Один остался ждать их у скалы.

 

Туман тихонько таял, открывая

Двух юношей, спускающихся с гор.

Они спешат в Субаш, не замечая

Крадущуюся тень и злобный взор.

В селе задворками пробрались к дому,

В котором тётя Лёнина жила.

"Тень" потеряла их и по другому,

По ложном, пути искать пошла.

 

Ребята в дверь тихонько постучали,

Их вышла тётя на порог встречать.

В дом юркнули и список ей отдали,

Она ж к столу их стала приглашать:

"Садитесь: вы, небось, проголодались.

Налью я вам парного молока.

Вот хлебушек - кусочки тут остались...

С мукой и хлебом трудности пока.

Вы кушайте... Я в погреб за картошкой.

Поесть вы обязательно должны..."

Но тут сосед им постучал в окошко:

"Патруль идёт. Ховайтесь, пацаны!"

Они - в сарай. И в сено закопались.

Патруль прошёл, во двор не заглянув.

Всё тихо... Отряхнулись, рассмеялись,

Обнялись, с облегчением вздохнув.

 

А тётушка всё ж братьев накормила

И им ещё еды с собой дала,

Задворками к дороге проводила

И на прощанье крепко обняла.

     ...

Уж вечерело. Тропами глухими,

В лесочках прячась, юноши идут.

Опять не замечают, что за ними

Тихонько наблюдение ведут.

Так довели ребят до Агармыша

И растворились в сумерках враги...

 

Вся группа - у костра под звёздной крышей.

Отвар кипит из трав и кураги.

До полночи они чаи гоняли

И разговоры мирные вели.

Все грелись у костра. Когда устали,

Для сна в ущелье затишек нашли.

Уснули все, ну а один - в дозоре:

Он прячется за каменной скалой.

Замёрз он на ветру, продрог, но вскоре

Пришёл его сменить боец другой.

И так всю ночь, друг друга подменяя,

За трассой наблюдение вели.

 

А над землёй плыла луна седая

И вслед за ней шли звёзды-корабли.

И время тоже за луной бежало:

На смену ночи приходил рассвет.

Но солнце медлило и не вставало

И вместе с солнцем спал весь белый свет.

 

 

Последний бой

 

Вокруг всё тихо : спит ещё природа.

А Лёне час настал в дозор идти.

Он начеку: вот-вот придёт подвода

И в ней должны продукты подвезти.

Прислушался. Мотора рокот справа:

Машина едет... Встала под горой...

Сломалась может?.. Нет. Это облава!

На склон полез один, потом другой...

Бегом к своим: "Подъём! На нас облава!"

По склону фрицы к нам сюда ползут!

Нас пятеро, их - целая орава,

И через пять минут все будут тут!"

 

С холма всё видно: немцы окружают.

Пробиться надо через лес в отряд...

А те, с продуктами?.. Они ж не знают!..

Их надо встретить - повернуть назад!

Сейчас задача - вырваться отсюда.

Попытка первая не удалась...

Приходится лишь уповать на чудо

И делать всё, чтоб группа прорвалась.

Лёня решил: "Пусть Тасик отступает,

А я его прикрою, я смогу.

Моя позиция мне позволяет

Живым остаться и дать бой врагу."

Он за скалой лежит. В скале есть ниша

Удобная, чтоб по врагу стрелять.

С ним рядом Бондаренко, дядя Миша.

Других ребят по выстрелам слыхать.

 

Неравный бой, но Лёня не сдаётся.

От страха не дрожит его рука:

Стреляет в цель, а не куда придётся.

И немцы залегли, лежат пока...

Но вот опять они зашевелились:

Ползут по склону. "На, фриц, получай!" - 

Летит граната. Замертво свалились

Два немца и из местных полицай.

В пылу сражения он не заметил,

Что Бондаренко выстрелом убит.

Теперь один атаку немцев встретил:

За дядю Мишу Лёнька отомстит!

Ему казалось он сквозь взрывы слышал,

Как Тасик крикнул: "Лёнька, отходи!"

Попробовал - из-за скалы он вышел,

И понял: "Всё - отсюда не уйти..."

 

Сражался до последнего патрона.

Был окружён: не смог он отойти...

А Тасик двух бойцов увёл со склона

И развернул подводу с полпути...

     ...

Над горизонтом солнце поднималось,

И чёрный ворон над горой кружил.

Пред ним всё поле боя открывалось.

Он видел, как мальчишка немцев бил:

Один сражался он со стаей вражьей,

С десяток, точно, положил врагов.

Те, взяв его, не знали счастья слаже,

Чем рвать его на тысячи кусков.

Прикладами, ногами парня били.

Кричали, чтоб сейчас же им сказал,

Откуда партизаны эти были

И кто "бандитам" в сёлах помогал.

А он молчал... Поняв, что проиграли,

Враги его со склона повели,

К машине сзади тросом привязали,

Поехали... И так в Субаш везли.

     ...

Кружит над Агармышем чёрный ворон...

Он помнит, как из Крыма враг бежал8.

А Лёня над рекой был похоронен...

Что мы побьём врага, всегда он знал!

 

Послесловие

 

В свободный Крым опять весна вернулась.

Над речкой старый дуб зазеленел.

И первый раз мать Лёни улыбнулась:

Птенцы кричат - к ним ворон прилетел.

Он кормит их, крылами обнимает,

Потом покружит в небе, улетит...

А мать могилу сына навещает:

Надгробье гладит, горестно молчит.

Ей не прижать к своей груди сыночка

И не взглянуть в родимые глаза...

И в сердце матери нет уголочка,

В котором не застыла бы слеза.

...

Нельзя нам забывать своих героев

И горе матерей нельзя забыть...

Должны мы помнить, новый мир построив,

Тех, кто нам дал возможность вольно жить!

Т. Керусова

апрель 2015 г.

 

Комментарии

 

1. Агармыш (с тюркского — Седой) - гора рядом с городом Старый Крым высотой 723 метра. Является самой восточной яйлой Крыма. Длина его хребта — около восьми километров.

Уже в первые дни оккупации немцами были произведены массовые аресты всех выявленных в городе евреев, которых расстреливали под Агармышем целыми семьями. Там же совершались казни старокрымчан, которые попадали под разные облавы или пытались сбежать от вывоза в Германию. Выстрелы под Агармышем звучали часто: под горой производились расстрелы советских военнопленных, партизан, юных подпольщиков. О страшном месте напоминает камень с мемориальной плитой.

 

2. Сергей Акимович Логвинов — участник партизанского отряда в Старом Крыму, партизанский разведчик.

 

3. "Подполье юных бойцов" - Период оккупации Старого Крыма, длившийся до 13 апреля 1944 года, стал одним из самых героических в многовековой истории города. Особо прославили себя юные патриоты города, которые уже в самом начале оккупации начали создавать подпольные группы. Лидерами молодых подпольщиков были Юрий Стоянов, Павел Косенко, Олег Сандров. В январе 1942 года эти группы объединились и организовали патриотическую организацию "Подполье юных бойцов".

 

4. Куликовский  - командир 3-й партизанской бригады. Александр Александрович Куликовский ("дядя Саша") много внимания уделял молодежи. Юрист по образованию, он был тонким психологом, глубоко гуманным, справедливым человеком, требовательным командиром. Именно под его командованием 3-я бригада весной 1944 г. провела две блестящие операции в Старом Крыму. За боевые заслуги А. А. Куликовский был награжден орденом Отечественной войны I степени и медалями.

 

5. Наставником Лёни в партизанском отряде был партизан Михаил Бондаренко. Он обучал мальчика военному делу и всем премудростям партизанской жизни.

 

6. Субаш (название села Золотой Ключ до 1948 года) - Исчезнувшее село в Кировском районе Крыма, располагавшееся на юге района, включённое в состав Приветного.

 

7. Бараколь - название села Наниково до 1948 года.

 

8. Конец двухлетней оккупации Крыма был положен 12 мая 1944 года. В этот день остатки вражеских войск на мысе Херсонес  сложили оружие.

 

Т. Керусова

ЕПАРХИАЛЬНЫЙ МАГАЗИН
православная литература, церковная утварь, облачения и пр. 
9:00 - 16:00 (пятница  9.00 - 14.00) 

 Республика Крым, 295011, г. Симферополь,

ул. Героев Аджимушкая, 9/11

БИБЛИОТЕКА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
9:00 - 16:00
выходные пн.вт.
Симферополь,
ул. Александра Невского, 19

 

Яндекс.Метрика